X

Новости

Сегодня
Вчера
2 дня назад
16 января 2019
Фото: Тимур Абасов

В музее PERMM кто-то лишний

Творческая команда музея современного искусства PERMM пишет объяснительные. По запросу Министерства культуры Пермского края, руководство музея ищет среди своих сотрудников виновных в срыве выставки, посвящённой 100-летию высшей школы на Урале.

Открытие должно было состояться 21 сентября, но ничего не вышло. В этот день лишь собрался наблюдательный совет. В этот же день арт-директора музея наделили всеми административными полномочиями по организации выставки, освободив тем самым от них администрацию музея.

Всё началось с того, что директор музея Елена Щербакова зачем-то отправила в Минкульт черновую концепцию выставки, не поставив в известность ни её авторов, ни прочих членов творческого коллектива музея.

Тем не менее, черновик в Минкульте внимательно изучили и даже показали представителям ПГНИУ, которые, по слухам, против чернового варианта проекта ничего не имели. Против имели в Минкульте, поэтому решили взять процесс под жёсткий контроль. Концепцию выставки можно скачать здесь.

Присутствовавшие на наблюдательном совете 21 сентября ректор ПГПУ Андрей Колесников, профессор ПГНИУ Владимир Абашев, куратор и сотрудник ПХГ Владимир Береснев и сотрудница PERMM Анастасия Серебренникова не смогли убедить заместителя министра культуры Ирину Ясыреву в том, что выставку следует открыть в назначенный срок и вносить коррективы «по ходу пьесы».

Наиля Аллахвердиева:

Все члены наблюдательного совета ещё раз объяснили Ирине Николаевне, что выставку нужно открывать, что её понимание того, как должны выглядеть выставки-посвящения, несколько расходятся с ходом современной гуманитарной мысли и представлениями о прекрасном.

Ясырева осталась непреклонной. Все тексты лекций до каждой запятой, все экспонаты должны согласовываться во всех причастных к музею кабинетах. Это уже привело к тому, что к назначенному дню открытия выставки руководством музея не был подписан ни один договор: ни на привоз экспонатов, ни на их производство, ни на печать... ни на что.

Наиля Аллахвердиева:

Представьте себе, что вы организовываете джазовый концерт и от вас требуют предоставить на согласование каждую ноту, которая будет в импровизациях. Это никогда не согласовать. Выставка очень сложная. Предполагалось, что многие работы будут выстраиваться в процессе экспонирования, все острые моменты будут сглажены. Это другой формат управления проектом.

Второй момент — манипулирование возрастными ограничениями. Было сказано, что мы не должны делать выставку с грифом «16+», выставка должна быть доступна для детей. А если в работах есть сцены курения табака и распития алкоголя? Куратора поставили в ситуацию, когда он вроде бы должен делать взрослую выставку, но при этом ориентироваться на детскую аудиторию. Это ещё один клинч.

Параллельно в процесс вмешивался Минкульт, который предлагал вынести обсуждение выставки на какой-нибудь совет.

Пока результатами такой «подготовки» стал перенос открытия на 12 октября и письмо Минкульта на имя и. о. директора музея Ольги Огарышевой от 22.09.2016 № СЭД-27-01-30-677 с требованием найти виновных в срыве открытия выставки и наказать.

«В соответствии с планом музейных мероприятий, проектов экспозиций (выставок) КГАУ „Музей современного искусства“ на 2016 год, на 21.09.2016 г. была запланирована выставка, посвящённая 100-летию высшей школы на Урале, открытие которой в указанный срок не состоялось.

Просим вас провести проверку причин срыва открытия данной выставки, привлечь виновных к дисциплинарной ответственности.

О принятых мерах проинформировать Министерство культуры Пермского края»

Андрей Колесников, председатель наблюдательного совета при музее PERMM, считает, что ответ на запрос Минкульта лежит на поверхности:

На письмо Минкульта есть абсолютно понятный ответ: администрация музея не подписывала все необходимые документы. У Наили на 21 сентября не было права подписи документов, необходимых для открытия выставки. Минкульт здесь занимает обоснованную позицию. Музей содержится Минкультом. Музей закрыт. И они просят объяснить причины. Сейчас этот правовой барьер преодолён, Наиле дан полный карт-бланш, и я надеюсь, что 12 октября выставка откроется.

Однако арт-директор музея настроена менее оптимистично. Аллахвердиева считает, что письмо Ясыревой — это демонстрация неуважения к профессиональной творческой команде музея, которая по своей инициативе ещё ни разу не срывала выставки. Всё это продолжается не первый день, но сотрудники музея не хотели устраивать публичный скандал, опасаясь за репутацию музея и за его будущее.

Наиля Аллахвердиева:

— Уважения к творческой команде музея всё меньше и меньше, а хамства всё больше и больше...

Что в перспективе? Письмо составлено таким образом — что виноваты будут не юристы и бухгалтера, не руководитель музея, — виноватой окажусь я, куратор выставки, руководитель выставочного отдела... Дальше последует выговор, ну как без него — надо выполнять запрос Минкульта, а два таких выговора означают автоматическое увольнение сотрудника. Была бы цель, повод найдётся. Таким образом, я расцениваю данное письмо как начало войны против PERMM, вернее, не против всего PERMM, — а против меня конкретно и нашего творческого коллектива.

Административные вмешательства в творческую жизнь музея случались и раньше, но приводили к локальным проблемам в силу локальных масштабов вмешательства.

Так, например, в этом году подверглась цензуре выставка Государственного русского музея «Актуальный рисунок». Из экспозиции была изъята работа Кирилла Чёлушкина. Руководство посчитало, что экспонат слишком страшный и может напугать посетителей.

Челушкин Кирилл «Немецкая кукла», 2011 Фото: Тимур Абасов

Ирина Карасик, куратор выставки «Актуальный рисунок»:

Это какая-то непонятная перестраховка. Эта работа выставлялась в Русском музее, и никаких проблем не возникало.

С выставки «Best of Russia» были изъяты фотографии с Борисом Немцовым.

Лекция Анны Суворовой «Фототело» не была согласована из-за фотографий якобы порнографического содержания. Суворова же утверждает, что прекрасно знает установленные законодательством критерии понятия «порнография» и ничего подобного лекция не предполагала.

Анна Суворова согласилась рассказать только о самой лекции, сославшись на положение о конфиденциальности, существующее в музее PERMM:

— Лекция «Фототело» о телесности в европейской и американской фотографии XX века. Похожий семинар я проводила в 2011 году на базе ПГНИУ и в Краснодаре на базе фотошколы. Телесность в фотографии — это далеко не всегда обнажённое тело. Эта культура конструирует границы — когда обнажённость считается приличной, когда неприличной. Когда стандарт — это упитанные люди, а когда неупитанные. Телесность — это об измерении тела, о категории тела.

На лекции предполагалась демонстрация фотографий классиков фотоискусства, начиная от сюрреалиста Мана Рея и заканчивая Хельмутом Ньютоном. Ни одна из фотографий не попадает в категорию порнографических. Проводилась экспертиза.

По словам сотрудников музея, директор Елена Щербакова была кратка в своей оценке лекции: «Это что, искусство? Что это за гадость!» Это и решило судьбу лекции. Как стало известно, Щербакова руководит музеем своеобразно: в этом году её не видел ни один художник или куратор выставки, она не интересуется монтажом выставок, перед каждым открытием берёт отпуск или больничный. Это очень удобно: в случае чего, она ни при чём.

Обременённая отныне полномочиями и ответственностью Щербаковой Наиля Аллахвердиева считает, что в музее управленческий коллапс, что модель «директорского музея» неработоспособна, что цели и полномочия часто вступают в противоречие. По её словам, если ситуация не изменится, и Министерство культуры будет придерживаться в отношении PERMM прежней политики, музей современного искусства в Перми перестанет существовать.

Наиля Аллахвердиева:

Неоднократные заявления министра культуры Гладнева И. А. о том, что на Речном вокзале будет выставочный зал, мне кажутся очень близкими к правде. Я думаю, и музей современного искусства в министерстве культуры видится как выставочный зал, где, собственно, нет никакого современного искусства, зато есть тихая и спокойная жизнь.

По самым оптимистичным прогнозам, список похороненных Минкультом пермских культурных проектов может пополниться новым брендом PERMM уже через год, когда завершится реконструкция Речного вокзала.