X

Citizen

Сегодня
Вчера
2 дня назад
08 декабря 2017
07 декабря 2017
06 декабря 2017

«Карлик Нос»: Волшебное зелье

113статей

Обозреватели «Звезды» о важных культурных событиях: театральные и кино-премьеры, выставки.

Фото: Юлия Трегуб

Борис Мильграм давно и успешно подсадил пермскую публику на мюзиклы. Хотя чистокровных спектаклей в этом жанре на сцене «Театра-Театра» давно не появлялось. Новая работа худрука театра исправляет эту ситуацию. Но «Карлик Нос», поставленный по мотивам сказки Вильгельма Гауфа, — мюзикл не простой, а сказочный, и к тому же для всей семьи, поэтому он должен понравиться как детям, так и взрослым. Действительно, этот мюзикл произведёт яркое впечатление на зрителя абсолютно любого возраста.

По словам Бориса Мильграма, ему всегда хотелось поставить сказку, которая понравилась бы как детям, так и взрослым, и чтобы это был большой бродвейский мюзикл в диснеевском стиле с цирковыми номерами, фокусами и превращениями. Сказка Вильгельма Гауфа «Карлик Нос», в которой злая ведьма превращает мальчика в уродливого карлика, но тот находит своё спасение, была выбрана им в качестве основы для такого мюзикла, потому что она вся состоит из волшебства и превращений.

Пьесу по мотивам сказки написал сам Борис Леонидович в соавторстве с завлитом «Театра-Театра» Ильёй Губиным. Композитором мюзикла «Карлик Нос» выступила Лора Квинт, а стихи написал Николай Денисов — это именитые авторы, вместе с которыми Борис Леонидович сделал мюзикл «Монте-Кристо» и водевиль «На всякого мудреца довольно простоты». Получилось ли у них создать действительно волшебный бродвейско-диснеевский мюзикл? Да, причём на все сто процентов. «Карлик Нос» — спектакль, по-колдовски очаровывающий своей магией, словно волшебное зелье.

Фото: Юлия Трегуб

Состоит это колдовство, как и полагается хорошему зелью, из многих тщательно подобранных, самых лучших ингредиентов, правильно смешанных в нужных пропорциях. Один из самых важных таких компонентов — это оформление спектакля, ведь «Карлик Нос» просто сказочно красив. Известный своими работами в формате визуального театра, неоднократный номинант «Золотой маски» художник-постановщик Даниил Ахмедов и художник по костюмам, лауреат «Золотой маски» Ирэна Белоусова создали на сцене полноценный мир, в котором возможны любые чудеса.

В этом мире среди лёгких арок ходят торговцы с товаром на головах. Ведьма Крейтервейс (Ольга Пудова) пугает своим видом, при этом обращённый из мальчика (Кирилл Пяткин) в Карлика Носа (Александр Уманчук) Якоб вызывает не оторопь, а жалость. Здесь, словно из ниоткуда, в жутком мрачном лесу возникает красный дворец ведьмы Крейтервейс, где она беснуется со своим приспешником Флейдермаусом (Дмитрий Васёв), звероголовыми существами и танцующими волшебными травами (не спрашивайте). Декорации на сцене устроены так, что они мгновенно могут превратиться из рынка в кухню или из светлой герцогской столовой в залитый лунным светом сад. Немалую роль в создании атмосферы для каждой отдельной сцены играет свет, выставленный Тарасом Михайлевским. Ведь у каждого эпизода здесь своя цветовая гамма.

Фото: Юлия Трегуб
Фото: Юлия Трегуб
Фото: Юлия Трегуб

Но кроме сценографических чудес, в рецепт волшебного зелья мюзикла «Карлик Нос» входят и чудеса самые настоящие. Артисты тут летают по воздуху, достают из ниоткуда предметы и огонь, а также жонглируют кухонной утварью. А купленная Якобом настоящая гусыня (восходящая звезда театра — гусыня Грета), которая на самом деле — заколдованная ведьмой дочь волшебника Веттербока (Альберт Макаров) Грета (Анна Огорельцева), ведёт себя как настоящая актриса, подыгрывая своим сценическим партнёрам то голосом, то расправленными крыльями. За этим всем сразу видно, что специально приглашённые для работы над этим мюзиклом консультанты по цирковым жанрам Евгений Майхровский (он же клоун Май) и иллюзионист Игорь Штейн смогли по максимуму передать драматическим артистам необходимые навыки в этих искусствах.

Фото: Юлия Трегуб
Фото: Юлия Трегуб

Когда на сцене появляются живые звери и настоящие дети — это всегда очень эффектный, но опасный из-за их непредсказуемости ход. Но ни с тем, ни с другим в «Карлике Носе» нет проблем. Дети и гусыня не перетягивают на себя внимание, а являются органичной частью большой труппы спектакля. А труппа здесь и вправду обширная, ведь в «Карлике Носе» хватает эффектных массовых сцен. Все они сильно впечатляют, а работа большого коллектива, которому необходимо одновременно петь и танцевать, отлажена как часы.

Фото: Юлия Трегуб
Фото: Юлия Трегуб

Главный ингредиент любого мюзикла — яркие музыкальные номера — тоже удались на славу. Тут и отличная музыка (естественно, её исполняет оркестр театра, которым дирижирует Татьяна Виноградова), и запоминающие тексты, благодаря которым зрители, вернувшиеся со спектакля, будут надоедать своим родным и близким, постоянно напевая эти песни. Кроме того, отличная работа хореографа Ирины Ткаченко, которая вкупе со всеми прочими сценическими чудесами позволила появиться в спектакле блестящим номерам, вроде совместной песни ведьмы и её прислужника, сцены на кухне, где поварята отбивают посудой бит, а в финале делают даб ДабDab (Дэб) — танцевальное движение, когда танцор одновременно роняет голову во время поднятия руки по локоть в жесте. Иногда такой жест называют жестом чихания, или эпизода банкета, устроенного Герцогом (Сергей Семериков) для короля (Олег Выходов). Интересно, что в этой сцене неожиданно для спектакля с маркировкой «6+» проскакивает мотив социального неравенства. Ещё в спектакле пару раз затрагивается тема шовинизма. Да, серьёзные вопросы здесь преподносятся в абсолютно гомеопатических дозах, но сам факт, что они хоть как-то поднимаются в таком лёгком спектакле для детей, уже заслуживает уважения.

Фото: Юлия Трегуб
Фото: Юлия Трегуб

Кроме массовых эпизодов, в «Карлике Носе» находится место для немноголюдных сцен, в которых артисты ярче показывают эмоции своих героев. Ханна и Веттербок Елены Старостиной и Альберта Макарова искренне оплакивают своих заколдованных детей. А обжора Герцог у Сергея Семерикова получается ярким комедийным персонажем. Но, конечно, самые лиричные сцены — у Греты (в человеческом обличии) и Якоба. Фактически конец спектакля — это их романтическое признание в любви, которая и разрушает злые чары.

Фото: Юлия Трегуб

И вот тут-то, в самом финале, с внимательного зрителя могут спасть волшебные чары «Карлика Носа» — ведь можно заметить, что никакого финала у спектакля по сути нет. Тут просто отсутствует необходимая яркая точка, катарсис и развязка истории. Происходит это потому, что спектакль просто не решён и не прописан как драматическое произведение. Если приглядеться внимательно, то можно заметить, что в «Карлике Носе» нет развития персонажей и характеров (их намётки появляются лишь благодаря работе актёров). Также отсутствует и мотивация, например, любовная линия Якоба и Греты возникает не из-за каких-то действий героев, а просто так, из ниоткуда, потому что она нужна ради романтического завершения действия. Поэтому вполне ясная мораль, которая бывает в любой сказке (и даже в мультиках «Диснея»), намеченная здесь в формуле «любовь побеждает зло», в спектакле попросту не возникает.

Сам сюжет сказки Гауфа в «Карлике Носе» уходит на второй план и выполняет лишь служебную функцию по связыванию друг с другом разных музыкально-цирковых номеров. Из-за слабой драматургии «Карлик Нос» превращается просто в яркое, прекрасно сделанное и сыгранное, и, безусловно, великолепное шоу. Спектакль работает лишь на создание пресловутого «вау-эффекта», обращаясь к самым простым чувствам и эмоциям зрителей. Плохо ли это? Нет, если эмоции получаются настоящими и радостными. А с доставлением радости зрителю магическое зелье мюзикла «Карлик Нос» справляется отлично. Поэтому какая разница, что в его рецепте явно недостает какого-то компонента. Пусть и очень важного...

***