X

Citizen

Вчера
2 дня назад
17 октября 2017
16 октября 2017
13 октября 2017
12 октября 2017
11 октября 2017

«Гэ-образная штучка» не помогла Татьяне Курсиной снова возглавить «Пермь-36»

92статьи

Журналистский взгляд на события, явления, территории, мероприятия в Перми и Пермском крае.

Фото: Константин Долгановский

Заседание в Пермском краевом суде, где Татьяна Курсина оспаривала своё увольнение с поста директора музея «Пермь-36», проходило 15 декабря.

«Ничего ценного в „Перми-36“ не уничтожили»

Спорили на заседании не столько о самом увольнении, сколько о том, как оно повлияло на то, что сейчас происходит с «Пермь-36». Татьяна Курсина доказывала, что музей умер:

— В этом году не было ни одного просветительского мероприятия. Новое руководство не делало их само. Нам это тоже не удавалось, потому что нас попросту не пускают на территорию мемориала.

Кроме того, бывший директор добавила, что её уволили, потому что «испугались „Пилорамы“».

По словам Курсиной, при её руководстве никогда бы неизвестные не стали спиливать ограду музея, что произошло после прихода нового управленца — Натальи Семаковой (бывший заместитель министра культуры края).

Екатерина Барабина, юрист, представлявший интересы краевого минкульта, в ответ сказала, что «Пермь-36» вообще нельзя назвать музеем:

— Никакие предметы отсюда, в том числе и распиленные, нельзя отнести к особо ценным, потому что они не стоят ни на каком учёте.

Далее одна из судей, подобрав другое слово (поскольку «музейный экспонат» не подходит), уточнила: «Что за артефакт, о котором говорит Курсина, уничтожили при новых управленцах?». Екатерина Барабина не согласилась и со словом «артефакт». Она считает, что даже так его нельзя назвать.

Председательствующий судья, впервые улыбнувшись за более чем часовое заседание, не отступил: «Так что же там всё-таки было порезано?». Екатерина пожала плечами и, изображая неизвестный ей предмет осторожными движениями рук, сказала: «Гэ-образная штучка».

Новый директор «Перми-36» получила премию

Екатерина Барабина также не согласилась с доводом Курсиной, что музей находится в кризисе. Она сказала, что новое руководство полностью выполнило государственное задание этого года. «Причём это то задание, которое давали еще Курсиной», — добавила Барабина. Более того, новый менеджер за выполнения задания даже получила премию. О каком госзадании идёт речь, другие участники слушаний, как выяснилось, ничего не знают.

На заседании выяснилось, что нынешние заслуги (или промахи) «Перми-36» к делу отношения не имеют. Выслушав все точки зрения по этому вопросу, судья сказал:

— Если нынешние руководители делают что-то не так, это значит, что их надо увольнять. А не то, что надо возвращать прежних.

Иными словами, если есть у руководства право сменить наёмного управленца без объяснения причин — пусть меняют.

С этим не согласился юрист Пермского регионального правозащитного центра Сергей Трутнев, который представлял интересы Татьяны Курсиной. Он считает, что речь идёт не о частной структуре, где могут действовать подобные правила:

— Очевидно, что любые изменения в управлении музеем «Пермь-36» имеют общественную значимость. И в этом случае, как минимум, увольнение надо мотивировать.

Председательствующий судья выразил несогласие с Трутневым, посчитав, что здесь также можно пользоваться статьёй Трудового кодекса об увольнении без причин.

Суд: увольнение Курсиной законно

Татьяна Курсина обратила внимание суда на то, что соглашение, которое вот-вот должны подписать правительство Пермского края и АНО «Пермь-36», запрещает минкульту самому принимать серьёзные кадровые решения. То есть, чтобы уволить или назначить нового директора госучреждения, необходимо выслушать точку зрения общественных организаций.

Представительница минкульта парировала: соглашение, о котором говорила экс-директор, ещё не подписали. Действительно, краевые власти вот уже год тянут с согласованием текста. В дело даже вмешивалась администрация президента, после чего называли новые сроки, но и они были сорваны. По последней версии, договор должен появиться до конца года.

Но раз нет соглашения, значит, увольнению ничего не мешало, решил суд.

Юрист Сергей Трутнев пытался доказать, что это соглашение фактически уже действовало. В пользу этого, по его мнению, говорят многочисленные встречи, в том числе с заместителем главы администрации президента Вячеславом Володиным.

«Володина я бы в суд вызывать, конечно, не стал», — заметил Сергей Трутнев. Но некоторых других участников встреч попросил привлечь в качестве свидетелей. Речь шла о Роберте Латыпове, Александре Калихе, Викторе Шмырове и др. Некоторые из них, кстати, находились за дверью зала заседания и могли включиться в процесс обсуждения в любое время.

Кроме того, Трутнев попросил приобщить к делу некоторые документы. В частности, открытое письмо общественности губернатору Прикамья Виктору Басаргину. Судья спросил, почему эти ходатайства не прозвучали в первой инстанции: «Что за тайны мадридского двора?».

Адвокат ответил, что Курсина была на больничном, поэтому не могла представить свою позицию. А перенести слушания прежний судья отказался.

Представитель минкульта на это заметила, что все эти ходатайства в Ленинском районном суде звучали, но их «обоснованно отклонили».

Объясниться Сергей Трутнев не успел, потому что судья заявил, что все эти вещи тоже не относятся к делу. Они могут говорить лишь об общественном резонансе вокруг увольнения Курсиной, но не о правах её работодателя.

Таким образом, Пермский краевой суд отклонил требования Курсиной.

Впрочем, Татьяна Курсина не теряет оптимизма и говорит, что если её всё-таки восстановят на работе, она «не видит причин на неё не вернуться».

***

  • Напомним, год назад появились две структуры: общественная — АНО «Пермь-36» — и одноименная государственная. Эту идею поддержали основатели и на тот момент руководители музея: Татьяна Курсина и Виктор Шмыров. Одним из условий разъединения стал тот факт, что обе организации возглавят именно они.
  • Однако уже с начала года власти затягивали процесс подписания соглашения, которое бы разграничивало права и обязанности обеих структур. Чиновники перестали выделять деньги. За неуплату в «Перми-36» отключили электричество. Далее минкульт уволил Татьяну Курсину. Остальные сотрудники стали уходить сами. На этом фоне телеканал НТВ показал разоблачительные документальные фильмы о прежнем руководстве музея.
  • Чиновник краевого правительства Сергей Маленко провёл пресс-конференцию, на которой рассказал о своём видении будущего «Перми-36». В частности, там, по его мнению, надо уделить внимание репрессиям не только XX века.
  • До сих продолжается спор о том, кому будет принадлежать имущество музея.
  • В начале июля глава региона Виктор Басаргин на встрече с членами Пермского «Мемориала» (общества репрессированных) признал, что увольнение директора бюджетного учреждения «Пермь-36» Татьяны Курсиной произошло «в грубой форме». Об этом тогда рассказал руководитель краевой общественной организации Роберт Латыпов.