X

Новости

Вчера
2 дня назад

Гражданские сезоны. «Пермь-36: история репрессий. Главы 29-30»

22статьи

Пермский «Мемориал» и Центр городской культуры совместно с интернет-журналом «Звезда» запускают цикл материалов в рамках проекта «Гражданские сезоны. Пермские дни памяти». Публикуем тексты, повествующие и осмысляющие те темы, которые стали предметом обсуждения во время «Гражданских сезонов»

Представляем очередные главы рукописи Андрея Никитина. Текст посвящён музею «Пермь-36», а точнее, тому, как менялось отношение к нему со стороны властей, как оттеснялись от руководства основатели, супруги Виктор Шмыров и Татьяна Курсина, и во что в итоге превратился музей истории политических репрессий.

Глава XXIX

14.08.15 «ПОСЛЕДНИЙ АДРЕС» ПРИШЕЛ В ПЕРМЬ

В Перми установлены первые мемориальные таблички в память о жертвах политических репрессий. Пермь стала четвертым городом-участником проекта «Последний адрес».

Партнерами фонда «Последний адрес» выступили Пермское краевое отделение Международного общества «Мемориал» и Музей советского наива, подготовивший к акции выставку о судьбах пятерых репрессированных пермяков.
(из пресс-релиза АНО «Пермь-36»)

«В Пермь наконец-то приходит проект „Последний адрес“ — простая по замыслу, тихая, не помпезная, не скандальная, честная и совестливая акция... Мы также надеемся, что кто-то из вас откликнется и станет одним из заявителей на установку новых знаков. Ведь ставятся только первые таблички в память о пяти пермяках, жертвах „Большого террора“. А их было — страшно даже подумать — 7474 человека, жителей нашего региона. И каждому должно быть возвращено честное имя», — писали члены Пермского «Мемориала» в Facebook.

В это время — и это было уже очевидно — «Пермь-36» клонилась к закату. Поддержка друзей и единомышленников не помогла избежать печальной участи. Тем не менее работа продолжалась. Пермский «Мемориал» и его председатель Роберт Латыпов были искренними и последовательными продолжателями пермских гражданских традиций.

Проект «Последний адрес». Улица Адмирала Ушакова, 26, табличка памяти Бушуева Владимира Георгиевича. Фото: Тимур Абасов

Карта ГУЛАГа, «Возвращение имён», «Последний адрес», международные волонтёрские лагеря — вот далеко не полный перечень мемориальских дел.

«А волонтерские лагеря — до сих пор удивляюсь, как нам удается их проводить, разводит руками Латыпов. — Находим партнеров, финансирование. После отказа от сотрудничества с нами нынешних руководителей Мемориального комплекса эти лагеря большей частью проходят в бывшей зоне „Створ“».

Роберт Латыпов Фото: Тимур Абасов

«Створ» — ещё одна бывшая гулаговская зона на реке Чусовой. С 1946 по 1962 годы она имела статус лагеря «для принудительных каторжных работ» с самым суровым и жестоким режимом содержания заключенных. Основной контингент состоял из осужденных по 58-й политической статье. На развалинах этого лагеря «Мемориал» создал «Музей без гида».

Чусовской «Створ» Фото: Михаил Данилович

В 2014 году Пермский «Мемориал» презентовал первую интерактивную Карту террора и ГУЛАГА в Прикамье. К тому времени работа над ней длилась около года, продолжается она и по сей день. На карте, в которую легко попасть с сайта «Мемориала», можно найти различные объекты — исправительно-трудовые лагеря, спецкомендатуры, спецпоселения, пересыльные тюрьмы... Девять типов объектов. Широка была страна ГУЛАГа в стране советов.

«Когда начинали работу над картой, думали, что на ней будет около 500 объектов. Сейчас — уже более 1100. И такое ощущение, что сделали разве что чуть больше половины», — говорит Роберт Латыпов.

После того, как АНО «Пермь-36» прекратила свою работу, в которой немалое место уделялось созданию и прокату передвижных выставок, эту нишу также вынужден был закрывать «Мемориал». За 2016-17 годы сотрудники «Мемориала» развертывали выставки в без малого сорока учреждениях Пермского края.

Глава XXX

27.09.15 ЛЕНИНСКИЙ СУД ПОТЕРЯЛ ЛИЦО И УМЫЛ РУКИ

В Перми завершился процесс первой инстанции по заявлению АНО «Пермь-36» о незаконности признания этой общественной организации иностранным агентом. Судья Ленинского районного суда Перми Валентина Лисовская отказала требованиям АНО «Пермь-36» о незаконности проверки общественной организации и внесения ее в реестр иностранных агентов.

По оценкам присутствующих в зале суда представителей общественной организации, насколько грубо и предвзято было сфабриковано решение о признании АНО «Пермь-36» иностранным агентом, настолько же непрофессионально и необъективно вел себя суд, пытающийся отстоять правильность этого решения.

— Обычно судьи при рассмотрении подобных дел пытаются хотя бы соблюсти лицо, соблюсти некие процессуальные вещи, — рассказывала представитель АНО «Пермь-36» в процессе, руководитель Правового отдела Фонда «Общественный вердикт» Елена Першакова. — Мне трудно понять, чем руководствовалась судья в состоявшемся заседании, но только не законом. По-моему, основным аргументом в том, что принято называть судебным состязанием сторон, у нее было «Вы затягиваете процесс». В итоге допущенные судом процессуальные нарушения, нарушение самого принципа права на защиту позволяет нам однозначно обжаловать состоявшееся судебное решение. Я уже не говорю о содержательном моменте, как в проверке минюста, так и в ходе судебного заседания.

В ходе судебного заседания основные претензии к АНО «Пермь-36» сводились к проведению международного форума «Пилорама», который усилиями краевой власти уже три года как прекратил свое существование на Прикамской земле. Более того, речь шла о «Пилораме», проходившей в июле 2012 года. А закон об иностранных агентах вышел в ноябре 2012 года.

Многочисленные вопросы и уточнения участников процесса во время судебного заседания позволили понять, что судья Лисовская совершенно искренне считает, что якобы звучавшие в программе «Пилорамы» критические высказывания в адрес власти — есть не что иное, как прямое и несомненное доказательство политической деятельности со стороны общественной организации АНО «Пермь-36».

Когда же в ходе судебного процесса неожиданно для судьи выяснилось, что «Пилорама» неизменно проходила при поддержке Министерства культуры по Пермскому краю, стало ясно, что политической деятельностью (в понимании проверяющих минюста и судьи Лисовской) вполне успешно занималось таким образом само министерство во главе со своим министром Игорем Гладневым.

Татьяна Курсина вспоминала:

«Суд в очередной раз показал всю абсурдность и заказной характер обвинений в адрес нашей общественной организации. Об этом свидетельствует и сам текст жалобы, с которой началась проверка, и результаты этой проверки, сработанной наспех, с грубыми фактическими и даже грамматическими ошибками, и даже поведение проверяющих, которым явно самим было неудобно от того, что их заставляют проделывать».

***

Читайте также: репортаж Михаила Даниловича из бывшего исправительно-трудового лагеря для осуждённых «Створ» близ Чусового.

37/17 — спецпроект «Звезды», Пермского мемориала и Центра городской культуры, посвящённый 80-летию Большого террора.

Интервью Сергея Пархоменко о проекте «Последний адрес».

Цикл «Звезды» «Последний адрес», в котором мы рассказываем о людях, пострадавших от политических репрессий в годы советской власти.