X

Citizen

Вчера
2 дня назад
22 ноября 2017
21 ноября 2017
20 ноября 2017
19 ноября 2017

Набережная имени архитектора Шамарина

Из многолетней практики человеческой цивилизации давно известен рецепт хорошего чуда: длительная подготовка плюс профессиональное исполнение. Если оба условия не исполнены, то найденный в последний момент за углом Дед Мороз может оставить у вас странное послевкусие от Нового года. Весной мэрия Перми явила всем внезапный проект реконструкции оставшейся части набережной под федеральное финансирование. Оставленная без подробностей презентация в существующем виде провоцирует много вопросов. Их очень хочется прояснить именно сейчас, до определения подрядчиков и начала работ.

Судя по всему, информация о возможности участия в федеральном проекте «Формирование комфортной городской среды» свалилась на муниципалитет неожиданно. Отдадим должное мэрии: чиновники сумели быстро объявить сбор заявок на участие в проекте и организовали сбор этих самых заявок (по официальной информации прислали 158 сообщений). Тут же проголосовали, определили набережную как победителя. Теперь в общей заявленной сумме затрат на реконструкцию набережной в этом году (160,7 млн рублей), 54,8 млн — это средства федерального бюджета, что, конечно, хорошо.

Затем мэрия специально собрала круглый стол с депутатами городской думы, объявила, что пермяки хотят набережную, и жестом Игоря Кио извлекла из пространства готовый архитектурный проект реконструкции всего оставшегося пространства набережной. Его разработала компания известного пермского архитектора Сергея Шамарина «Шамарин и Ко». Правда, в английской версии, которой обозначен каждый лист проекта, название фирмы обозначено как Shamarin & C, но эту странность спишем на техническую ошибку. Архитектор по-прежнему пользуется доверием мэрии. На его репутации не сказалось даже возведение странного кубического задания на углу Комсомольского проспекта и Пермской, внешний вид которого вызвал много возмущенных откликов.

Интересная деталь: место расположения художественной галереи обозначено на склоне в створе улицы Осинской, а музей деревянной скульптуры — как отдельное здание на склоне ниже здания казарм ВКИУ. Это те площадки, которые предлагались в свое время швейцарским архитектором Петером Цумтором. То есть либо проект набережной Сергей Шамарин разрабатывал ещё в те времена, и сейчас его извлекли из закромов, либо в мэрии до сих пор не внесли изменения в генплан.

Фото: vk.com/newperm

Официальную позицию администрации города по проекту озвучил Вячеслав Торчинский:

«После Соборной площади она (набережная) расширяется, что позволяет реализовать серьёзные архитектурные решения. Проект предусматривает места под автопарковки и всё, что касается инфраструктуры. Мы постарались учесть, что набережная — это, прежде всего, общественное пространство, а не абстрактный проект. В первую очередь она должна быть удобна людям: как туда попадать, где оставлять транспорт, как двигаться на территории. Проект на все эти вопросы отвечает»

Фото: vk.com/newperm

На нижней части набережной должны появиться тематические поляны, дорожки для велосипедистов, спортивные и детские площадки. Отдельно для зимы — лыжные трассы, горки и пр.

Фото: vk.com/newperm
Фото: vk.com/newperm

Что в проекте хорошо, кроме уже изложенного чиновниками: все парковки вынесены наверх, на Окулова. То есть автомобилисты будут попадать на набережную либо от Речного вокзала, либо от собора. Пользоваться подземным переходом около улицы Попова будет неудобно — негде оставить машину. Хорошо разместили и две площадки для выгула собак, они расположены выше железнодорожных путей и фактически отделены от общей прогулочной зоны. На проекте Шамарина полностью отсутствует чёрный гранит, который придаёт уже действующему куску набережной пикантно-печальный привкус кладбища. В основном, все планируемые площадки — деревянные или отделаны деревом. Припадать к истокам нынче модно, но на рисунках смотрится действительно приятно. При этом архитекторы сохранили угловатые и страшноватые светильники. В сочетании с деревянными детскими площадками смотрятся они, как робокоп в русской деревне.

Фото: vk.com/newperm

Что же касается заявленного Вячеславом Торчинским тезиса (проект «на все вопросы отвечает»): если честно, то нет.

Во-первых, на всей набережной нет спусков к воде. Их нет на реконструированной к сегодняшнему дню части. И они в принципе не предусмотрены проектом Шамарина. Отвечая на вопросы депутатов, заместитель начальника управления внешнего благоустройства Павел Румянцев сообщил, что будут приведены в порядок существующие спуски к воде. Проблема в том, что после работ по берегоукреплению и сооружения новой стенки спусков не осталось, как минимум, до Коммунального моста. Бюро Шамарина, конечно, выкрутилось, нарисовав странные треугольные балкончики числом три, но, понятно, что от безысходности. В общем же набережная речного города, лишённая подходов к воде и причалов, выглядит, мягко говоря, неприлично.

Фото: vk.com/newperm

Во-вторых. Физиологичный, но принципиальный вопрос. Где туалеты?! Сейчас для человека, спустившегося от соборной площади к реке, ближайший туалет расположен у начала спуска, в галерее или ресторане. Следующий — на станции Пермь I. Между ними только кусты и решётчатый забор в кустах. Привычно, но гадко. Продолжится ли традиция орошать и усеивать продуктами жизнедеятельности окрестности красивых полян следующего участка, доподлинно неизвестно, но на проекте Шамарина туалеты не обозначены. И вообще стационарных объектов там только два, и оба — за створом коммунального моста. То есть даже если туалеты будут там, это значит, что люди вынужденно займутся бегом на очень длинные дистанции. Проектировать общественные пространства, не предусмотрев там места для справления естественных нужд, в XXI веке, вроде бы, давно не принято. На предыдущем участке дизайнерам и подрядчикам это удалось, они там даже водопровод не предусмотрели. Судя по презентации, в таком же духе рассуждают «Шамарин и Ко» и чиновники мэрии. Впрочем, водопровод на новом участке вроде как планируется, значит, у пермяков остаётся шанс заходить в кусты только за цветами.

Фото: vk.com/newperm

В-третьих. В связке с туалетами — тема воды. Попить, как вы знаете, на введённом в эксплуатацию участке негде. И купить воду негде. Проектом той части размещение ни фонтанчиков, ни киосков не было предусмотрено. Ну, их и не сделали. Что имеем в проекте Сергея Шамарина? Фонтанчики нигде не обозначены и не прорисованы, но, согласимся, сделать это несложно. Стационарных павильонов только два, запустят их лишь после третьего этапа реконструкции. На участке от речного вокзала до коммунального моста — ни одного нет. Да и разместить их судя, по проекту, негде. Единственное место, где могут встать киоски — это площадка под названием «Защита от осадков», рядом как раз значится «Мороженое» (1 шт.). А где кафе, спросите вы? Мол, где перекусить? Внизу — нигде. По сегодняшней концепции, магазины, кафе и рестораны разместятся наверху — на Окулова, а внизу, значится, бег, спорт ну и, видимо, диета. Но на Окулова же парковка, скажет внимательный читатель! Упс, и правда, нестыковка... Что ж, поверьте, как нибудь упакуют на картинке, а вот то, что это может быть неудобно — вопрос второй.

Фото: vk.com/newperm

По официальным заявлениям, планы мэрии в отношении восстанавливаемой части набережной будут обсуждаться с общественностью в формате фокус-групп. Поэтому есть надежда, что вопросы, которые представляются важными, муниципалитет ещё поставит перед дизайнерами и строителями.

***