X

Подкасты

Рассылка

Стань Звездой

Каждый ваш вклад станет инвестицией в качественный контент: в новые репортажи, истории, расследования, подкасты и документальные фильмы, создание которых было бы невозможно без вашей поддержки.Пожертвовать
Фото: Unsplash

«Последствия оценить крайне сложно». Государство начнёт контролировать переводы из-за рубежа

С 1 октября 2021 года в России будут введены новые правила финансового мониторинга. Росфинмониторинг будет отслеживать все поступления из определённых стран в адрес физических и юридических лиц, а также будет усилен контроль за финансовой деятельностью НКО. Разбираем политическую подоплёку законопроекта и его возможные последствия для населения и бизнеса.

Что будет?

Законопроект предполагает тотальный контроль поступлений из стран, включённых в специальный перечень. При этом перечень будет относиться к информации ограниченного доступа и будет известен лишь кредитным организациям.

Установлены следующие направления контроля:

  • получение физическим лицом перевода денежных средств от плательщика и (или) обслуживающего плательщика банка с территории иностранного государства или административно-территориальной единицы иностранного государства, обладающей самостоятельной правоспособностью, перечень которых утверждается уполномоченным органом.
  • получение юридическим лицом (за исключением кредитной организации), иностранной структурой без образования юридического лица перевода денежных средств, если эти денежные средства поступают от плательщика и (или) обслуживающего плательщика банка с территории иностранного государства или административно-территориальной единицы иностранного государства, обладающей самостоятельной правоспособностью, перечень которых утверждается уполномоченным органом.

Кроме того, тотальным становится контроль за финансовыми операциями некоммерческих организаций (НКО):

  • операции по получению или расходованию некоммерческими организациями денежных средств и (или) иного имущества. Законопроектом определены виды организационно-правовых форм НКО, которые подпадают под действие новых норм. К ним отнесены потребительские кооперативы, государственные и муниципальные образовательные учреждения, реализующие программы дошкольного, общего образования, ТСЖ и ТСН, садоводческие и огороднические некоммерческие товарищества, объединения работодателей, зарегистрированные в установленном законом порядке торгово-промышленной палатой.

Определённый контроль за поступлением средств из-за рубежа существует и сейчас, однако его масштабы значительно меньше. Согласно действующим нормам под контроль Росфинмониторинга подпадает получение НКО аналогичных переводов, но на сумму свыше 100 000 рублей. А поступления из-за рубежа в адрес физических и юридических лиц не контролируются.

К настоящему моменту законопроект принят Госдумой в трёх чтениях, 23 июня одобрен Советом Федерации и направлен на подпись президенту РФ. Предполагается, что новые правила вступят в действие с 1 октября 2021 года. Эксперты высказывают уверенность в том, что он будет подписан, поскольку очевидно, что его инициатива исходит не от Госдумы.

Политическая подоплёка

Законопроект имеет ярковыраженную политическую подоплёку, считает налоговый консультант, юрист Ольга Кочева. Согласно пояснительной записке к законопроекту, внесённому в Государственную Думу, проект закона направлен на создание дополнительных мер по противодействию проникновения на территорию Российской Федерации нежелательных организаций и блокированию попыток их деструктивного влияния на социальные и политические институты российского общества.

А причиной необходимости введения таких мер являются установленные факты вмешательства иностранных государств во внутренние дела России. Равно как и многочисленные факты прохождения российскими гражданами за пределами территории РФ обучения на тренингах по влиянию на избирательные кампании, организации массовых беспорядков, несанкционированных политических акций, в том числе с привлечением несовершеннолетних, осуществлению антироссийских информационных акций и формированию в российском обществе терпимости к употреблению наркотических средств путём пропаганды их употребления и легализации наркотиков.

При этом, как указано в пояснительной записке, указанное обучение осуществляется при методической, технической и финансовой поддержке иностранных неправительственных организаций, деятельность которых признана нежелательной на территории России.

«Да, политическая подоплёка у законопроекта сильная, и она направлена на защиту суверенных интересов Российской Федерации, в том виде, в каком их на сегодня видит руководство нашей страны. Достаточные или избыточные это интересы, решать не юристам. Но очевидно, что многие демократические страны идут по аналогичному пути защиты от вмешательства третьих лиц в суверенную политику», — говорит Ольга Кочева.

С такой оценкой согласен и аналитик ГК «ФИНАМ» Анатолий Вакуленко. По его мнению, основное назначение новых норм — контроль за финансированием НКО, нежелательных организаций, оппозиционных деятелей, блогеров и тому подобное.

Застраховаться почти невозможно

В ассоциации «Юристы за гражданское общество» отмечают, что конкретные последствия введения новых норм оценить крайне сложно из-за размытости формулировок. По-настоящему они станут понятны только в результате правоприменительной практики.

По мнению Елены Першаковой, руководителя юридической практики по свободам фонда «Общественный вердикт» (входит в реестр организаций, выполняющих функции иноагента), круг лиц, к которым будут предъявлены претензии, может оказаться очень широким.

«Застраховаться от признания человека участвующим в деятельности „нежелательной организации“ при получении им иностранных средств, на мой взгляд, почти невозможно — в силу отсутствия правовой определённости в предлагаемых изменениях. Например, в соответствии с проектом для признания человека участвующим в деятельности „нежелательной организации“ достаточно того, что компетентными органами будут получены лишь сведения об этом. Законотворцы не предусмотрели, что требуется установление этого факта. Кроме того, предлагаемые нововведения будут реализовываться в условиях ограничения доступа граждан к сведениям о том, из каких стран переводы будут контролироваться — списка стран не будет в открытом доступе. Человек поставлен в условия невозможности предвидеть последствия, которые может повлечь за собой как получение переводов с иностранным происхождением, так и отправление переводов за границу. Всё это уже свидетельствует о том, что есть нормативная коллизия, возможность произвольного выбора норм, подлежащих применению в конкретном случае», — говорит юрист.

Адвокат и старший партнёр проекта «Сетевые Свободы» Станислав Селезнёв поддерживает мнение, что новые нормы, как и другие, связанные с нежелательными организациями и иноагентами, не отвечают стандартам качества закона с точки зрения предсказуемости правоприменения. То есть стандартам, установленным практикой ЕСПЧ для всех стран Совета Европы.

«Что касается целей, с которыми нормы формулируются расплывчато, то на этот вопрос могут ответить только сами законодатели. Существует, однако, проверенный на практике тезис: любая максимально неконкретно сформулированная норма применяется точечно и произвольно по усмотрению правоприменителя», — продолжает Станислав Селезнёв.

В то же время Ольга Кочева полагает, что негативных последствий для получателей денежных средств от иностранных плательщиков и обслуживающего плательщика банка с территории иностранного государства, попавшего в список, ожидать не стоит. Юрист полагает, что с учётом целей принятия новых норм в зону риска попадут те, кто получает денежные средства даже не от иностранных лиц (иностранных банков), а на определённые цели: влияние на избирательные кампании, организация массовых беспорядков, несанкционированных политических акций, формирование терпимости к употреблению наркотических средств, поддержка терроризма во всех его проявлениях и так далее.

«На мой взгляд, ошибочные подозрения в адрес получателей средств из-за рубежа ровно такие же, как и в отношении тех, кто в настоящий момент попадает под действие закона о противодействии легализации доходов, полученных преступным путем. В любом случае, НКО и другие получатели средств должны быть готовы ответить на вопросы банка и предоставить ему подтверждающие документы относительно любой приходной и расходной операции. Но с учётом того, что список стран не будет публичным, получателям средств необходимо следить за международной политикой и её последствиями», — считает юрист.

По мнению Кочевой, любая предпринимательская деятельность, в том числе и в статусе самозанятого, по определению несёт в себе риски, и введение дополнительных контрольных мер в этом смысле ничего не меняет. Для того, чтобы не оказаться виноватым без оснований, эксперт рекомендует подготовить обоснование получения денег из-за границы. Происходит ли это в рамках бизнеса или даже если деньги приходят от родственников, нужно быть готовым к встречной проверке, то есть проверке обеих сторон.

В ассоциации «Юристы за гражданское общество» отмечают, что фактически по букве закона прямых последствий нет, могут быть теоретически только косвенные в виде применения норм об иноагентах, поскольку информация о поступлении денежных средств из иностранных источников передаётся Росфинмониторингом в Минюст в рамках межведомственного взаимодействия, или норм об участии в деятельности иностранной или международной неправительственной организации, деятельность которой признана нежелательной на территории РФ.

В первом случае в зависимости от квалификации в качестве санкции могут быть применены штраф до 500 тысяч рублей или лишение свободы до 5 лет. Во втором — штраф для физлиц до 15 тысяч рублей, для юрлиц — до 100 тысяч рублей, лишение свободы до 6 лет.

Бумажная работа и заморозки переводов

Новые правила будут иметь определённые последствия и для экономики, считают эксперты. Анатолий Вакуленко считает, что если объёмы поступления средств в Россию и снизятся, то крайне незначительно. Он полагает, что «подконтрольная группа», на которой будет сфокусировано внимание, относительно малочисленна и денежные потоки в адрес таких получателей в масштабе страны невелики.

В то же время новые нормы могут сказаться на поведении даже тех, кого напрямую не касаются, поскольку трудоемкие отчёты и трата времени демотивируют мелких бизнесменов работать с иностранцами, считает Сергей Хестанов. Впрочем, российская экономика этого не почувствует, полагает эксперт: слишком уж мала доля этого бизнеса в ВВП.

А вот на банковском бизнесе новые правила скажутся неизбежно.

«Исполнение новых норм потребует от банков перенастройки и разработки нового программного обеспечения, приёма новых работником, разработки новых регламентов. Всё это требует немалых денег и времени. При этом информация, что такие изменения в работу потребуется внести, свалились на них неожиданно — у банков есть всего три месяца, чтобы подготовиться, а это очень мало», — рассуждает доцент НИУ ВШЭ-Пермь Елена Зуева.

Она высказывает опасения, что эти непредвиденные расходы банки могут переложить на клиентов, и тогда стоит ждать увеличения тарифов на обслуживание банковских операций для юридических и физических лиц. Советник по макроэкономике гендиректора АО «Открытие Брокер», доцент РАНХиГС Сергей Хестанов прогнозирует увеличение объёмов бумажной работы, а в первое время, пока не адаптируются сами проверяющие, вероятны и заморозки переводов.

Некоторые эксперты считают, что новые нормы — ещё один небольшой кирпичик в стену, отделяющую Россию от всего мира, в том числе и в экономическом плане. Они предполагают, что перечень стран, переводы из которых будут будут контролироваться, окажется достаточно широким и непостоянным.

О проектеРеклама
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС77-64494 от 31.12.2015 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Учредитель ЗАО "Проектное финансирование"
E-mail: web@zvzda.ru
18+

Программирование - Веб Медведь