X

Подкасты

Рассылка

Стань Звездой

Каждый ваш вклад станет инвестицией в качественный контент: в новые репортажи, истории, расследования, подкасты и документальные фильмы, создание которых было бы невозможно без вашей поддержки.Пожертвовать

Цены вскачь. Взгляд экономиста на пандемийную инфляцию

Инфляция в России оказалась выше, чем ожидалось. Власти признали этот факт на прошлой неделе, а обычные жители уже давно заметили, что те же самые вещи стали заметно дороже. Юлия Стародумова, старший преподаватель кафедры экономики и финансов ПНИПУ, рассуждает о причинах происходящего и том, будет ли ещё хуже.

Несколько дней назад Минэкономразвития России повысило прогноз по инфляции с 5,8 до 7,4 % — это рекордный уровень за последние пять лет. А по сравнению с целевым показателем, составляющим 4 %, это уже почти двукратное превышение.

Правда, рядовые потребители скорее удивятся тому, что заявленные цифры слишком низкие, а не высокие. Всем нам кажется, что продуктовая корзина подорожала значительно выше декларируемых 7, да и даже 8 и 10 %. Почему же так, неужели нас обманывают? Во-первых, инфляция считается по базовым продуктам, а вот потребительская корзина среднего класса дорожает куда быстрее за счёт товаров, которые в них не включены. Во-вторых, инфляцию считают по минимальной цене. Например, сахар есть по 50, 70, 80, 90 рублей. За 50 руб./кг сахара никто не найдёт в магазине, но где-то заявлена такая цена, и Росстат будет считать по ней. Ну и в-третьих, есть скрытая инфляция. Пакет молока стоит 50 руб., но вчера в нём был литр, а сегодня 0,9 или 0,885 литра. А стоимость всё та же. Также при расчёте инфляции учитываются все сектора экономики, что усредняет цифру.

Действительно, наблюдаемый сейчас рост цен носит масштабный характер. Выросла, и в некоторых случаях довольно резко, стоимость продуктов питания, одежды, бытовой техники. В основном рост цен объясняется четырьмя факторами: возобновлением полноценной работы экономики после коронакризиса; «узкими местами» в поставках и плохой логистикой; ростом цен на сырьевые товары и энергоресурсы; дополнительными социальными выплатами.

Как обычно, оттолкнёмся от цифр: на мой взгляд, они максимально наглядно иллюстрируют и поясняют ситуацию. По данным Росстата, за январь-август 2021 года индекс цен производителей составил 124,8 %! Можно сказать, что после восстановления доковидного уровня работы производители начали «ценовое ралли», которое распространилось потом на все сектора экономики и достигло рядовых потребителей.

Получается, не успели мы вдоволь порадоваться быстрому восстановлению экономики, как о себе напомнила инфляция. В общем-то, это и неудивительно, ведь от любых лекарств есть «побочки» и лекарство от кризиса в виде вливаемых в мировую экономику триллионов долларов помощи напомнило о себе инфляцией. Нельзя без негативных последствий «влить» огромное количество денег в экономику. Поэтому отчасти инфляция в России является «импортной» и связана с тенденцией на международных рынках.

Чтобы снизить последствия пандемии, по всему миру были предприняты антикризисные меры колоссальных масштабов для поддержания базовых доходов населения и прямых трансфертов в пострадавшие сектора экономики. Плюс повсеместный рост цен на сырьё и энергоносители, логистические сбои, дефицит на рынке труда. Все экономики были искусственно «подстёгнуты» вливанием значительного количества денег, чтобы вызвать оживление и некий рост. Это сработало: спрос вырос, за ним «подтянулись» производство и побочный эффект в виде инфляции. Кроме того, ковидные ограничения привели к нарушению процессов трудовой миграции, из-за чего, например, взлетела цена пальмового масла, потому что в Малайзию не может попасть достаточно трудовых мигрантов для его производства.

Но и наша страна внесла свой вклад в рост инфляции: президентские выплаты на детей к школе, силовикам и пенсионерам тоже несколько подстегнули потребительский рынок. Хотя и не так значительно, как можно было бы предположить, поскольку максимальные выплаты в этих категориях получили пенсионеры (в силу своей многочисленности), а они не склонны к быстрым тратам, и скорее всего, эти суммы ушли в накопления.

Но ещё в большей степени на инфляцию влияют цены на сырьевые товары и энергоресурсы, сбои в поставках, не наладившихся после снятия локдаунов, и плохая логистика.

Если анализировать ситуацию в разрезе отраслей, то основной вклад в инфляционный рост сейчас вносит рост цен на продукты питания. По оценкам министра экономического развития Максима Решетникова, он определяет 90 % отклонения от прежнего прогноза. Отставание в сборе урожая, связанное с погодными условиями и дефицитом рабочей силы в силу миграционных увеличений, привело к росту цен на плодоовощную продукцию. Также растут цены на мясо, курицу и другие мясопродукты в связи с ростом затрат сельхозпроизводителей на кормовое зерно, транспорт, стоимость рабочей силы и т. д). Рост цен на остальные, непродовольственные товары сдержаннее и постепенно стабилизируется.

Руководство страны признаёт, что цены выросли сильнее, чем ожидалось. Возникает вопрос: почему не получилось спрогнозировать столь существенный скачок заранее? Тут надо вспомнить, что мы говорим о постпандемийном периоде, динамику которого сложно прогнозировать: ситуация не имеет аналогов в новейшей истории. Была цель — помочь выжить пострадавшим отраслям и самым незащищённым слоям населения, для чего и делались «вертолётные» выплаты. А это, безусловно, стимулировало спрос и поддерживало производителей и продавцов. Этот и другие факторы, о которых я уже упоминала, — низкий урожай, затруднённая трудовая миграция и остальные — наложились друг на друга и не все из них были предсказуемы.

Учитывая, что большая часть мира всё ещё борется с пандемией, а эффективность действия вакцин снижается спустя 4-5 месяцев, вполне вероятно, что экономические сбои, вызванные пандемией, будут сохраняться дольше, чем многие ожидают. И скорее всего, пик инфляции ещё впереди. Однозначного ответа на вопрос, насколько сильным он будет, нет. Полагаю, что в пределах 8 %, максимум 9 %. Замедление и стабилизация темпов инфляции в октябре является скорее оптимистичным сценарием.

Важно понимать, что не всегда инфляцию надо сдерживать и тормозить. Кроме негативных последствий, она ещё и является драйвером экономики. При инфляции возрастают мотивы на потребление, это ведёт к росту спроса. Спрос, в свою очередь, приводит к росту производства. Это значит, что бизнес и производство развиваются, увеличивается объём производства, создаются дополнительные рабочие места, становится выгодным инвестировать в машины, станки, оборудование и экономика в целом начинает расти.

В то же время одно из последствий инфляции вряд ли хоть кого-то обрадует. Спустя несколько дней федеральное Минэкономразвития закономерно изменило и ещё один прогноз: реальные располагаемые доходы россиян по итогам 2021 года вырастут на 2,5 %, а не на 3 %, как ожидалось ранее. Да, за первые восемь месяцев потребление выросло на 19,2 % — это больше, чем динамика других базовых секторов экономики. Рост зарплат и социальные выплаты в августе-сентябре пенсионерам, силовикам, на детей в школу и др. могут увеличить реальные располагаемые денежные доходы населения. Но это лишь компенсирует их прошлогодние потери. В этом году реальные располагаемые денежные доходы населения по-прежнему будут ниже, чем в 2013-м.

О проектеРеклама
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС77-64494 от 31.12.2015 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Учредитель ЗАО "Проектное финансирование"
E-mail: web@zvzda.ru
18+

Программирование - Веб Медведь