X

Новости

Сегодня
2 дня назад
15 ноября 2019
14 ноября 2019
13 ноября 2019
Фото: Тимур Абасов

«Политические репрессии — это будни современной России». Реакция на обыски в пермском офисе «Мемориала»

«Какой кошмар!», «А что ищут — пилы и топор?» — пермяки обсуждают в социальных сетях обыски в офисе пермского «Мемориала» по делу о «незаконной вырубке деревьев» в процессе облагораживания кладбища польских и литовских спецпереселенцев в Кудымкарском районе. Сегодня шесть представителей УСФБ и сотрудников центра по противодействию экстремизму и терроризму изъяли у мемориальцев документацию, системные блоки и диски. Обыск прошёл и в квартире председателя общества Роберта Латыпова. Интернет-журнал «Звезда» собрал реакцию на действия силовиков.

Дмитрий Жебелев, руководитель благотворительного фонда «Дедморозим»

— В Пермском крае запретили ухаживать за могилами родственников.

Теперь каждому, кто решил прибраться на кладбище у своих близких, грозит штраф до 200 тыс. руб., уголовное дело и обыски. Именно это случилось с пермяками, которые решили навести порядок на могилах в заброшенном посёлке Галяшор. По запросу ФСБ местное минприроды оштрафовало их. А прямо сейчас МВД и СК пришли с обысками. Если у вас, как и у меня, кто-то похоронен в Прикамье — это предупреждение для нас с вами.

Вот эти ребята с фотографии приехали в заброшенный посёлок Галяшор, чтобы прибраться на месте захоронения когда-то насильно высланных туда людей. Некоторых участников этой экспедиции в СМИ почему-то называют литовцами, хотя это такие же уроженцы Пермского края, как я: они здесь родились и приехали прибраться на могилах у своих родителей.

Сначала им отказали в помощи, потом пришли с допросами и осмотрами прямо на кладбище, затем обвинили в незаконной вырубке деревьев при его благоустройстве — в 40 лет (!) как заброшенном (!) месте за 250 км на север от Перми! Возбудили уголовные дела, оштрафовали сына похороненных там родителей на 20 тыс. руб., организаторов экспедиции — «Мемориал» и Роберта Латыпова — на 200 и 50 тыс. руб.

А сегодня пришли к нему и в офис организации с обысками! Я знаю Роберта давно, и он, конечно, парень не без недостатков: прежде всего, он просто неприлично порядочный человек, иногда прямо невыносимо. Он и его команда создавали волонтёрское движение и оказывали помощь нуждающимся в Пермском крае, когда всяких «Дедморозим» ещё и в задумке не было. Они сохраняют память о тысячах невинно убитых наших земляков в условиях, когда большинству из нас насрать — для наших детей, которые не будут такими засранцами, как мы.

У меня есть вопрос к конкретным людям в УФСБ, минприроды, МВД, СК и суда Пермского края, которые любым образом во всём этом участвовали: давали поручения, писали запросы, выносили решения, постановления, пришли с обыском — вам не стыдно? Если нет, то приходите ко мне — я тоже вырубаю часть сирени, посаженной дедом на могиле моей сестры, чтобы та не заросла.

И просьба ко всем остальным: предупредите тех, у кого близкие похоронены в Пермском крае — к ним теперь тоже могут прийти с обыском.

Источник.

Александр Баунов, главный редактор Carnegie.ru

— Удивительные новости из Пермского края, надо бы разобраться. Идут обыски в местном «Мемориале» и дома у его лидера. По делу, которое возбуждено в августе после очистки могил на кладбище спецпереселенцев из Литвы и Польши в посёлке Голяшор на севере Пермского края. Кудымкарский суд также разрешил обыск дома у Роберта Латыпова, председателя правления местного «Мемориала».

Это укладывается в одну картину с переформатированием музея политических репрессий «Пермь-36» во что-то менее определенное. Но главное, дополнительный аргумент — как понимать дело Дмитриева в Карелии, за которым я, увы, не так внимательно слежу. А там, как я понял, особое раздражение возникло как раз от того, что приезжали на откопанные им могилы своих расстрелянных делегации недружественных стран — Польши, Грузии, Украины. Литвы. То есть память о репрессиях еще туда-сюда, но она для своих, а не для врагов, и превращать в антироссийский шабаш в наше трудное время не позволим.

К тому же среди наших репрессированных есть и хорошие люди — священники там, учёные, а все эти польские и литовские жертвы — одни бандеровцы и пособники фашистов. Такая из обоих случаев торчит общая логика (если это конечно тянет на слово логика).

Источник.

Надежда Агишева, депутат Пермской городской думы

— На территории нашего края десятки захоронений спецпереселенцев. Все эти люди разных национальностей погибли и умерли здесь и похоронены рядом со спецпосёлками, которые сегодня не существуют.

Видимо, наше государство крайне небрежно обошлось с этими могилами и не включило их в список территорий официальных кладбищ. По законодательству эти захоронения должны быть обозначены, а родственники имеют право на доступ к ним, имеют право содержать эти захоронения в достойном виде.

То, что кладбища стали частью лесного фонда — нарушение смысла федерального законодательства о погребении. С этической точки зрения преследовать родственников и сотрудников «Мемориала» за освобождение могил от поваленных деревьев под видом охраны лесных насаждений — позор. Думаю, что все приличные люди должны высказаться против таких действий и потребовать вывести земли кладбищ репрессированных из под охраны законодательства о лесном фонде.

Виталий Ковин, политолог

— Возмущает двуличность всего происходящего. Только вчера на митинге памяти жертв политических репрессий выступали чиновники и депутаты, говорили как это важно сохранять память о жертвах и сделать так чтобы это не повторилось, говорили добрые слова в адрес «Мемориала». А сегодня у них проходят обыски. Что тут можно ещё комментировать? Там лишь слова, а тут настоящие дела — и в том, и в другом смысле слова.

Андрей Калих, активист и независимый журналист

— Теперь и в нашем городе «гэбуха» пришла с обыском в правозащитную организацию.

Сегодня в офисе пермского «Мемориала» и в квартире его директора Роберта Латыпова проводятся обыски в рамках дела о незаконной вырубке леса в посёлке Галяшор Кудымкарского района Пермского края (в действительности речь идет о расчистке кладбища, на котором захоронены репрессированные литовцы и поляки). Полиция, СКР и зачем-то Центр Э ищут в квартире, где сейчас находится жена Латыпова с двумя маленькими детьми, «орудия и предметы преступления, имеющие значение для уголовного дела» (из Постановления об обыске), видимо — топоры, лопаты и совки.

На прошлой неделе Министерство природных ресурсов Пермского края оштрафовало «Мемориал» за экспедицию в Галяшоре на 200 тыс. рублей, Латыпова — как руководителя — на 50 тыс. рублей.

Мои немолодые родители, создавшие пермский «Мемориал» в далеком и полном надежд 1988 году, сейчас страшно раздерганы и пьют корвалол. Надо же! Даже в советские времена у них не было обыска — и вот он, пожалуйста. Ирония судьбы.

Особая ирония состоит в том, что обыск в «Мемориале» проходит на следующий день после Дня памяти жертв репрессий.

Источник.

Сергей Ухов, координатор пермского штаба Алексея Навального

— В Пермском крае за неполные 1937 и 1938 годы расстреляли 7474 человека. В крае, где почти у каждого в семье есть репрессированный родственник, «Мемориал» особенно важная и нужная организация. Я знаю многих из местных мемориальцев. Добра, которое они сделали для памяти невинно убитых людей, их детей, тоже уже бабушек и дедушек, не возможно сосчитать. Это искренние, очень светлые люди, которые не позволяют забыть страшные дни для нашей страны.

Может благодаря им эти ужасы в России никогда не повторятся. Хоть и симптомы повторения репрессий мы видим сейчас каждый день. Власти пока не увозят и не расстреливают, но устраивают обыски, садят невинных людей и уничтожают независимые организации. Эта история с обысками, административками и уголовным делом за приборку, за простую приборку на кладбище в заброшенном посёлке Галяшор, всего лишь повод. На самом деле задача простая, остановить деятельность организации. Состав силовиков на обыске: ФСБ, центр «Э», полиция, говорит об этом. Это масштабная акция по уничтожению пермского «Мемориала».

Александр Зотин, председатель Ассоциации ТСЖ «Пермский стандарт»

— Между тем политические репрессии — это не отзвуки далекого прошлого, а будни современной России. По факту благоустройства памятника репрессированным в Коми-округе возбуждено уголовное (!) дело. Обыск прошел даже в личной квартире руководителя организации «Мемориал».

Что искали? Пилу и топор, конечно — орудия преступления. Кто в этой истории преступник, думаю, понятно без дополнительных пояснений. Особенное внимание — судье Тотьмяниной Т. В. из Кудымкара, которая правоохренительный шабаш санкционировала.

Источник.

Елена Першакова, юрист

— Это что? Это правда? В Перми кто-то с ума сошел? В Пермском крае время восстанавливать память и вспомнить все, а не заниматься обысками в офисе пермского «Мемориала» и в квартире руководителя организации Роберта Латыпова, в связи с уборкой на заброшенном кладбище, в сельской местности, где похоронены, как минимум, 88 переселенных литовцев, в постановлении об обыске четко написано, что это «захоронения жертв политических репрессий». Намереваюсь в субботу встать с этим плакатом у Управления ФСБ РФ в Пермском крае.

Фото: Страница Елены Паршаковой в Фейсбуке

Источник.

***

  • Обыски в пермском офисе «Мемориала» начались сегодня утром 31 октября. В офисе находился руководитель пермского общества Роберт Латыпов и еще двое сотрудников. В 10:45 в офис вошли шесть человек: представитель УФСБ, а также сотрудники центра по противодействию экстремизму и терроризму краевого главка. Они зачитали постановление судьи Кудамкарского района и начали обыск.
  • Одновременно полицейские пришли в дом Роберта Латыпова, где сейчас находятся жена и дети. Связи с ними никакой нет, телефоны не отвечают. Телефон Роберта и его коллеги, находящегося сейчас в офисе, не отвечают, как объяснил адвокат, им запретили пользоваться телефоном.
  • С 5 по 11 августа 2019 года в Кудымкарском районе Пермского края проходила волонтерская экспедиция Пермского Мемориала «По рекам памяти». Её участники приехали в поселок Галяшор, чтобы благоустроить кладбище литовских и польских спецпереселенцев, а также установить в поселке Велва-База и деревне Шарволь памятные знаки.
  • Вечером 10 августа в Галяшор пришли полицейские. Участников экспедиции допрашивали до двух часов ночи. 11 августа полицейские снова приезжали, опрашивали также литовцев — участников экспедиции. Литовская инициативная группа обратилась в посольство Литовской республики в РФ. Кудымкарская полиция возбудила уголовное дело по факту «незаконной рубки деревьев» на территории польско-литовского кладбища в заброшенном посёлке Галяшор.
  • В октябре краевое министерство природных ресурсов выписало предупреждение и два штрафа краевому отделению общества «Мемориал» (200 тыс. руб.) и его руководителю Роберту Латыпову (50 тыс. руб.). Штрафы пришли и литовским гражданам, участвовавшим в экспедиции.
  • Пермское краевое отделение Международного историко-просветительского, правозащитного и благотворительного общества «Мемориал» было основано 12 декабря 1988 года. Учредителем организации выступило общее собрание граждан из числа реабилитированных жертв политических репрессий. На сегодня «Мемориал» насчитывает более 3000 членов, имеет 17 филиалов в городах и районах Пермского края, является одной из крупнейших общественных организаций в регионе.

***

Читайте также: Кто такие спецпереселенцы и почему властям так не нравится эта тема

Журналист Сергей Пархоменко о штрафах пермскому «Мемориалу» за уборку литовского кладбища: «Такие у России сегодня враги».

Ранее мы подробно писали о том, как волонтёры пермского «Мемориала» благоустроили памятник в Галяшоре, а полиция завела уголовное дело.

Главенство закона над здравым смыслом. Владимир Соколов —о конфликте вокруг памятника в Галяшоре в 2017 году.

«Законы чрезвычайно важны, но в первую очередь нужна добрая воля». Посол Литвы о нелегальном памятнике на месте захоронения спецпереселенцев в Кудымкарском районе.

О проектеРеклама
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС77-64494 от 31.12.2015 года.
Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
Учредитель ЗАО "Проектное финансирование"
18+

Программирование - Веб Медведь